Veröffentlicht am Schreib einen Kommentar

Schönheit – Красота

Автор: Liza Avery  

Понятие относительное. Не так ли? Каждый подразумевает под этим что-то разное. Кто-то ассоциирует это слово с внешними данными человека, кто-то думает от том, что у него внутри, а кто-то пошёл ещё дальше и говорит о вещах, окружающих нас. В общем, у всех по-разному.  

  Эстетика. Ещё одно хорошо звучащее слово. Так ли оно хорошо на самом деле?

     Мне не нравится ни одно слово, ни второе. Это то же самое, что после прослушивания пары сплетен о ком-то сказать: «Он хороший человек, а он нет». Кто решает, что красиво, а что нет?

     Нет. Они мне не нравятся. Я их ненавижу. Всего лишь два слова, а последствия за их использование приходится разгребать годами. Что мы имеем после них? Кучу закомплексованных, неуверенных в себе людей с самооценкой ниже возможного уровня. 

    В 17 лет моя жизнь начала меняться. Школа закончилась. Друзья разъехались на учёбу, кто куда. А я осталась одна дома, ожидая совершеннолетия, чтобы уехать в Германию. Ожидать пришлось долго. Полгода. Я была одна. Ну, как одна. Компьютер и банка мороженного или какой-нибудь сладкий напиток странного химического цвета стали моими друзьями. Я набрала в весе. Очень хорошо набрала. Из девочки со средней фигурой я превратилась в тётю. Плюс 20 кг это вам не шутки. Но я этого не замечала. Это же произошло не за один день. Смотришь на себя в зеркало и думаешь: «Вроде норм». И идешь дальше есть всякую гадость.       Настал день переезда. Люди, с которыми я должна была жить, встретили меня хорошо, но каплю удивления я всё же заметила. В тот момент ко мне потихоньку начали проскальзывать мысли, что что-то не так. В это платье не влезаю, та юбка сидит больше не так хорошо. Но я не зацикливалась. Проходит месяц, два. Мы с семьей уже достаточно близки.  И я при покупке одежды начинаю замечать, что размер то совсем не тот, что надо был раньше. Не порядок. Пора худеть, решила я. И с помощью семьи, которая меня поддержала, объяснила, что такое правильное питание, я начала худеть. Питались мы правильно все вместе. От этого было ещё легче. 

     Я скидывала все больше и больше, слушая при этом комплименты, которые определённо облегчали работу. Хотя знаете, скажу правду, похудение далось мне легко. Вы можете, конечно, удивиться. Мол, что она несёт. Но это правда. Всё в нашей голове. Я не худела с мыслями: «О боже, я должна, нет, обязана за неделю скинуть 4 кг» или ещё хуже «Что он обо мне подумает, когда увидит в таком виде?». Ничего из этого не было. Я изначально начинала по-другому. В один момент я поняла, что хочу заботиться о своём теле, хочу, чтобы кожа была здоровой, ногти крепкими. Я не голодала. Я высчитывала калории в соответствии с дневной нормой и ела немного меньше этого. 

     И так за месяц ушло около 8 кг, а потом процесс пошёл ещё быстрее. Вот теперь я вернулась туда, откуда начинала. И совру, если скажу, что довольна. Работа над нашим здоровьем непрерывна. Я всё еще много работаю над моим телом. Но делаю это, не потому что мне так сказали. Никаких стандартов  «современной красоты». Только я и мое тело. 

     Но это моя история. Я делала то, что делало меня счастливой. Я избавилась от болей в животе, от высыпаний на коже. И стала счастливой.

     Вокруг полно людей, у которых прекрасная кожа, хорошие ногти и волосы. Людей, которых не высыпает после того, как они съели чипсы, у которых не появляются проблемы с пищеварением после того, как они поели что-то жареное. Таких людей очень много. Кто-то из них живет без всяких ограничений, не смотрит на других. Думаю, эти люди по-настоящему счастливы. А есть так же большое количество людей, которые отказывают себе практически во всём, делая себя несчастными, безо всякой на то причины. Хотя, всё же причина одна есть. Им так сказали, они где-то прочитали. Потому что красивые фотографии в инстаграме и подпись к ним «правильное питание» стали культом. Культом, который ломает жизни людей.

       Начиная с маленькой, казалось бы, проблемы: отказом от определённых продуктов. Люди оказываются в глубоких депрессиях, найти выход из которых не у всех есть силы. И оно того стоило?

      Навязывая определённые стандарты, подгоняя всех под одну копирку, мы ломаем людей как личностей. Уничтожаем то, что делает нас таковыми. Вся наша суть в том, что мы разные. Порой, натыкаясь на последствия таких экспериментов, не всегда можно отличить одного человека от другого. И в чём тогда суть? В чём смысл этих терзаний, когда в конце дня мы остаёмся несчастными.

      Кто-то весит 50 кг, кто-то 70 кг. У кого-то длинные волосы, у кого-то короткие. У кого-то светлая кожа, у кого-то темная. И это всё прекрасно. То насколько мы похожи, но в то же время отличаемся — прекрасно.

       Думаю, дело не в самом слове красота как определение, дело в нас, наших глазах, нашей голове. В том, как мы это видим, и в том, что мы решаем назвать красивым. Дело в том, что мы позволяем другим, ничего незнающим о нас людям, влиять на нас. 

       Время, когда люди смогут жить, необращая внимание на стандарты, навязываемые кем-либо, станет лучшим для нас. Потому что красота — это не то, как мы выглядим, это состояние души.

       Потому что красивы все. Также по определению.

Veröffentlicht am Schreib einen Kommentar

Человек – самый опасный вирус

Перевод Елены Фишер
Оригинальный текст на KenFM

Самый опасный вирус – это идея, направленая против всего естественного 

Комментарий Рюдига Ленца

COVID 19 по сравнению с 9 сентября

Самое худшее, что можно было раньше сказать о канцлере, докторе наук Ангеле Меркель, это то, что она очень бурно похвалила кого-то в своем кабинете. Этот человек вскоре после этого был замешан в каком-то скандале и ему пришлось освободить свой пост. Сегодня же, после открытых границ для беженцев, после разделения общества по вопросу загрязнения климата, кажется, самый большой скандал становится реальностью. Однако, вполне вероятно, что как скандал он дойдёт до граждан гораздо позже. Скандал короновируса. 11 сентября, обрушение трёх башен в Нью-Йорке по сравнению с этим скандалом является незначительным событием. Потому что в день обрушения башен погибли только жители Нью-Йорка. Короновирус захватил всю Европу, всех европейцев и многие другие страны. Задето почти всё человечество. Не только как зрители, но и как актёры, напуганные вирусом-убийцей. Хотя нет официального комендантского часа, нет законов, требующих, чтобы все оставались дома. Есть только правила, согласно канцлеру (1) – по крайней мере, в Германии.

Молчание ягнят как перманентное состояние общества

Сейчас мы все можем наблюдать и признавать, как самый страшный вирус, какой только существует, распространяется и поражает большую часть человечества – как настоящая пандемия. Я говорю о вирусе послушания и доверия власти. Почти все граждане считают, что они должны следовать тому, что им говорят другие. Они подчиняются тем властям, которым они доверили свою жизнь. Они делают это постоянно и каждый день. Я знаю. Но в эксперименте, подобном тому, который мы сейчас переживаем, становится ясно, насколько беспрекословно большинство людей всё ещё следуют за теми, кому им следовало бы оказывать сопротивление. На Рубиконе Роланд Роттенфюссер(2) пишет, начало цитаты: «Если посмотреть, как в этой стране воспринимают гитлеровский фашизм и другие тоталитарные режимы, можно подумать, что мы имеем дело с народом, состоящим только из нериализованных героев. Все уверены, что в то время они бы вовремя осознали опасность прихода диктатуры и храбро сопротивлялись бы ей. Но сейчас, когда нам угрожает, может, не совсем «Четвертый рейх», но всё же конец либерального порядка, к которому мы слишком привыкли, – ничего не происходит. То, что мы узнаем в наши дни, это то, что ужасно легко отнять у нас всё, что составляет свободное, демократическое общество – очень простым трюком: преподнести процесс как «войну против вируса» без всякой альтернативы. Молчание ягнят при этом почти повсеместно. В неё входят «хорошие» и «плохие» партии и объединения, «нормальные люди» и интеллектуалы, основные средства массовой информации – что само собой разумеющееся – но и много альтернативных СМИ. Сейчас мы понимаем: своими правами и свободами мы обязаны не чрезвычайной смелости и изобретательности большинства населения, а тому, что власть имущие до сих пор считали полную диктатуру ненужной. Большинство из них решают проблему массового урезания гражданских свобод, уравнивания общественного мнения и пропаганды страха сильных мира сего, отрицая, что такая проблема вообще существует», конец цитаты.

Наконец-то канцлер принимает меры, ура!

Если вы посмотрите в СМИ или вспомните, как немецкая история была представлена нам, немцам, и что было в ней снова и снова показывали в СМИ, что сейчас столь же актуально, то поражает именно то, что это то, что описывает Роланд Роттенфюссер, то, что является «слепым пятном» Просвещения о Третьем Рейхе. Это почти полное отсутствие того, что я называю работой Ханны Арендт: банальность зла. В этой банальности мы находим не самих Гитлера и его приспешников, а молчание большинства, бюрократические действия чиновников и служащих, послушание масс, да, весь проклятый милграмовский эксперимент в государственном применении: Я делал только то, что мне говорили, я невиновен и не знал, каким настоящим махинациям я служу! (3). То же происходит и сейчас. Сколько страха ты можешь вынести? Сколько страха подкосит тебя, так что внутри начнётся паника? И в какой момент ты начнёшь обвинять других в своих неправомерных действиях, осуждать их или использовать их в качестве проекции всей своей внутренней ярости? Когда начинается банальность всего этого безумия? Даже сегодня в разговоре кто-то сказал мне, что одобряет вмешательство госпожи Меркель, что она, наконец, вмешалась и создала правила для всех. Так как я слишком хорошо знаком с невежеством масс во многих областях, я не рассердился, а выразил понимаие его великому невежеству и послушанию всей этой системе. Просвещение должно либо быть целью образования, либо к нему следует осознанно с желанием идти. И поскольку цель нашего образования – только воспитание и обучение людей, чтобы они стали гражданами, я не могу винить таких людей. Когда я узнал о Гитлере и его Германии в школе, то одно только его существование заставило меня почувствовать мою волю к миру на земле. Тогда я подумал, что все так думают. Как я узнал позже, я сильно ошибался.

Властелины жизни

Вирусы и бактерии уже обитали на этой планете до нас, четыре миллиарда лет назад. Человек появился на свет только триста тысяч лет назад. Рыба, позвоночные и растения – примерно четыреста пятьдесять миллионов лет назад. Эта планета принадлежит вирусам и бактериям, а не нам, даже если это звучит странно. Они правители этой планеты и жизни на ней. Мы развивались в соответствии с ними, через них и вместе с ними. Без них нас бы не было. Всё, что мы сегодня называем живыми существами – все растения, птицы, рыбы, млекопитающие -просто вся жизнь должна была ужиться с вирусами и бактериями. Так что сегодня биологи знают, что мы, люди, состоим примерно из 50-80 триллионов клеток. Но количество бактерий и вирусов в нашем организме превышает количество собственных клеток. Мы живое сообщество, голобионт, как нас называет новая биология. Все живые существа являются голобионтами, сообществами жизни, а не отдельными существами, индивидуумами. На эту тему я пригласил доктора Бернхарда Кегеля в программу «M-Pathie» и поговорил с ним о его книге – «Die Herrscher der Welt» (Властелины жизни), – которая скоро появится в сети на «KenFM». Но мировоззрение жизни, к которому мы, и особенно вирусологи, привыкли, заключается в том, что всё борется против нас. Это огромная чушь. Жизнь – симбиотический процесс, в котором около 100 бактерий и вирусов вредны для нас, людей, но триллионы из них живут в симбиозе с нами в нашем организме и на нашей коже с тех пор, как мы существуем. И коронный вирус тоже пробует ужиться с нами, но пока безуспешно. И именно поэтому мы заболеваем им, потому что этот вирус ещё не может наладить контакт с нами.

Среда – это всё!

В медицине люди уже думают о совершенно новом методе трансплантации, пересадке микроорганизмов, колонизации бактерий, потому что было установлено, что эти симбионты улучшают и даже гарантируют наше здоровье, лучше, чем многие лекарства. И это напоминает нам об основателе микробиологии Луи Пастере, который, как говорят, сказал что-то в этом роде: микроб – это всё, внутренняя среда организма – ничто. Говорят, что его оппонент, Клод Бернар, ответил ему в том же духе: внутренняя среда организма – это всё, микроб – ничто. Пастер официально выиграл эту дуэль теорий в медицине, и с тех пор все, кто хотел заслужить Нобелевскую премию, нападал на новых врагов человечества – вирусов и бактерий. С тех пор они были злом в человеческом организме. Когда умер Луи Пастер, говорят, что он сказал на смертном одре, что он ошибался, что внутренняя среда организма – это всё (4). Сегодня вирусологи по-прежнему ссылаются на Пастера, но мировоззрение биологии сильно изменилось в пользу его оппонента. В Германии уже есть города, где врачей посещают меньше, чем натуропатов. Тенденция, которая, безусловно, будет продолжаться. Вирусы и бактерии являются симбионтами, и только некоторые из них вредны. Что это значит? Не стоит охотиться на вирус или бациллу, а нужно следить за тем, чтобы внутренняя среда в организме была в порядке, т.е. чтобы весь организм был укреплён. Это называется салутогенез – модель, противоположная общепринятой практике патогенеза, которой придерживается медицина, а также все модели психической практики. Медицинские страховые компании, как правило, оплачивают только те виды лечения, которые посвящены патогенезу, а не салутогенезу. Я также работаю таким образом, чтобы оптимизировать поддержание здоровья клиента. В патогенезе идентифицируется патоген, патогенный агент. Следовательно, человек болен и должен бороться с болезнью лекарствами или другими методами. В салютогенезе лечение идёт по принципу хорошего самочувствия, здоровья и поддержания здоровья. Его высшим принципом является предотвращение. И именно из-за этой разницы в идеях все мы сейчас сидим дома, даём экономике отдохнуть и предпочитаем паниковать, а не заботиться о том, что поддерживат нашу жизнь и здоровье, что нас успокаивает и даёт нам силы. Наше поведение обычно направлено против зла, но не на добро и здоровье. И это заметно не только тогда, когда речь идет о вирусах. Этот принцип можно заметить в глобальном поведении человечества в целом и везде. И именно этот принцип я вижу в мировом поведении и основал, как контрагент, принцип избежания борьбы.

Вирусы разума

Мы можем рассматривать это с любых сторон. Почти всегда, когда наши, так называемые, эксперты видят проблемы или хотят двигаться вперед, они разделяются на тех, кто за принятие мер по борьбе, и на тех, кто за работу с ними, т.е. за сотрудничество. Борьба или сотрудничество – это важнейший вопрос всех искусственных проблем, создаваемых человеком. Природа – это симбиотический процесс всех друг с другом, но наши повествования и мировоззрения почти все направлены против всего естественного и, прежде всего, на борьбу с чем-то. Наше биологическое повествование основывается на том, что мы опираемся на Землю, в природе, но мы развиваемся полностью независимо от всего внешнего мира. Мы применили это ко всем живым существам и даже разработали термин для него – теория эволюции – которая, если серьезно относиться к предыдущему, должна быть неполной. Потому что всё развивалось одновременно и симбионтически со всем остальным. Виды – не острова. Но мы считаем, что природа далжна подстраиваться по нашу волю и наши потребности. Если этого не происходит, то мы придумываем что-то против неё, чтобы наше мировоззрение не дрогнуло, и не возникло когнитивного массового диссонанса. О том, как далеко мы продвинулись в этом процессе, можно судить по всему, что мы называем разрушением окружающей среды, которое, если посмотреть глубже, является разрушением жизни. Сапиенсы также основали религии, по которым их мировой властелин поручил им подчинить всё себе и менять всё по своему желанию и представлению. Люди по ветви Авраама говорят, что это приказ мирового правителя себе подобным. Ни вирус Короны, ни вирус Эбола, ни брюшной тиф, ни туберкулез, ни чёрная чума не являются худшими вирусами для людей. Это идея, мировоззрение, их повествование – вот настоящие патогены и вирусы, которыми люди инфицированы и заражены. Для этого люди сами повергают себя в несчастья, живут в нужде и затевают любую, даже саму жестокую войну, чтобы в массовом порядке уничтожить других сапиенсов. Вирусы разума – худшие из микробов, от которых страдают люди. И весь цирк вокруг КОВИДа 19 – это такой же зарождающийся вирус разума, цель которого, кажется, нажива. Всё больше врачей и медицинских деятелей появляются со статьями в интернете и выступают в открытую против мер федерального правительства и его экспертов и замечательно просвещают граждан. Помните, дорогая госпожа Меркель, врачей, которые живут своей страстью к здоровью всех, гораздо больше, чем тех, кто выступает против сохранения здоровья и получает при этом деньги! Главное, что вакцина придёт, и тогда потекут миллиарды евро, потому что миллионы паникующих, принудительно образованных людей захотят сделать эту прививку. Если осознать существование всех этих ментальных вирусов в нас, то можно засомневаться, что вся эта история закончится для нас хорошо. Для того чтобы выйти из этой коронной пандемии, мы должны научиться мыслить и действовать более масштабно и всесторонне. Будет ли это происходить после вынужденной пандемии, остается сомнительным. Как утверждает исследователь детского периода развития и историк Михаэль Хютер во время трансляции «KenFM» «Positionen 18», «akadämlich – freies Denken unerwünscht!» (глупо академически – свободное мышление нежелательно!), история показывает, что если мы сами не формируем будущее, если системы рушатся, то не обязательно приходит что-то лучшее (5).

Пандемия или чрезвычайное положение?

Ключ ко всему – образование, твое образование. И если все поймут, что образование не имеет ничего общего с выкриками – я знаю что-то, чего не знаешь ты! – а скорее с тем, чтобы всеобъемлюще и на протяжении всей жизни воспитывать свой ум, погружаться в духовный мир, тогда ответы и формирование произойдут из этих невыразимых повествований сами по себе. Без необходимости в революции или мировом пожаре. В нём нуждаются только элиты и политические деятели. Но именно эти повествования содержат нашу отличную оценку, наши Нобелевские премии и почти все награды за успешный дух, который был выбран как недух, как незрелость наших возможностей. Духовное и физическое существо, которое не может быть выведено из контекста своего творения и увековечения, не погибнет само. Человек либо полностью перерастёт в человека, либо не перерастёт вовсе. Ключ к образованию и духовному открытию лежит не в лучшей адаптации к нашему искусственно созданному миру – наоборот. Она заключается в его собственной природе, которая так же необходима каждому человеку, как и вода для рыбы. И если мы преуспеем в этом, то политики и другие правители больше никогда не преуспеют в том, что они сейчас делают: развязывание искусственной пандемии, которая при ближайшем рассмотрении напоминает нечто вроде мутации гриппа, или, как подозревает Роланд Роттенфюссер, может представлять собой чрезвычайное положение? Мы могли бы предотвратить и то, и другое, если бы у нас хватило мужества вновь приблизиться к нашей истинной природе и силе. Вот почему я обращаюсь к вам с просьбой. Не паникуйте и не бойтесь. Потому что это то, чего они добиваются. Зачем им это нужно, я не знаю. Но, пожалуйста, оставайтесь в своей энергии и оставайтесь реалистами. Не позволяй своему страху стать вашим советником. Только тогда мы сможем снова и снова завоёвывать наши свободы.

Quellen:

(1) https://www.youtube.com/watch?v=6pQgZLg0xog

(2) https://www.rubikon.news/artikel/der-corona-rebell

(3) https://www.youtube.com/watch?v=0MzkVP2N9rw

(4) https://www.youtube.com/watch?v=IiHSzIEH3cE&t=656s

(5) https://kenfm.de/positionen-18/

Veröffentlicht am Schreib einen Kommentar

Пандемия коронавируса: что представляет собой ВОЗ?

Статья на KenFM перевод Elena Fischer, trans-red

Tagesdosis 23.3.2020 – Corona-Pandemie: Wer ist eigentlich die WHO?

Комментарий Эрнаста Вольфа

Руководство борьбой против нового вируса короны находится в руках Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). Она объявляет количество инфицированных, умерших и выздоравливающих, предоставляет информацию о распространении болезни и координирует меры по её сдерживанию.

Что это за организация? Кто её основал? Как она до сих пор выполняла свою миссию? Кто её финансирует?

Вот краткое изложение наиболее важных фактов:

ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) была основана в 1948 году как специализированное учреждение Организации Объединенных Наций. Её штаб-квартира находится в Женеве, и в настоящее время она насчитывает 194 государства-члена. С 2017 года её возглавляет бывший министр здравоохранения и иностранных дел Эфиопии д-р Тедрос Гебрейесус.

Официальный мандат ВОЗ заключается в «достижении наивысшего достижимого уровня здоровья для всех народов». Она имеет право устанавливать международно признанные стандарты в области лечения болезней, обращения с экологическими токсинами и защиты от ядерных опасностей. Она также оказывает техническую помощь нуждающимся странам и поддерживает и координирует международные меры реагирования на чрезвычайные ситуации в области здравоохранения.

Два источника финансирования ВОЗ

В настоящее время бюджет ВОЗ составляет около 4,4 млрд. долл. США и имеет два основных источника поступлений: Во-первых, фиксированные взносы, выплачиваемые правительствами государств-членов, которые зависят от численности населения и уровня их национального продукта. Второй – это добровольные взносы государств-членов, фондов, компаний и частных лиц.

Фиксированные взносы используются для покрытия общих расходов и программных мероприятий. Добровольные взносы предоставляются донорами на конкретные мероприятия и носят целевой характер.

В первые три десятилетия своего существования ВОЗ финансировалась главным образом за счет фиксированных взносов государств-членов, причём крупнейшим донором были Соединенные Штаты. В условиях глобального дерегулирования и растущего влияния неолиберализма в середине 1970-х годов началась волна приватизации, которая не прекратилась в ВОЗ. В последующие десятилетия доля частных средств в её бюджете постоянно увеличивалась. В 1993 году США добились замораживания обязательных взносов. В 2017 году президент США Трамп распорядился сократить почти половину американской доли. Сегодня менее 20 процентов бюджета ВОЗ поступает от правительств стран-членов организации. Более 80 процентов составляют добровольные и в основном целевые взносы от государственных или частных доноров, в основном фондов и фармацевтических компаний.

Важность частных экономических интересов

Чуть более 14 процентов общего бюджета в настоящее время поступает из Фонда Билла и Мелинды Гейтс. На протяжении нескольких лет она является крупнейшим частным донором и с начала нового тысячелетия пожертвовала в ВОЗ 2,5 млрд. долл. Только в 2016 и 2017 годах ежегодная сумма составляла 629 миллионов долларов США – в основном на кампании по вакцинации.

Фонд Гейтса пожертвовал в общей сложности 1,6 млрд. долл. США в ВОЗ на помощь в борьбе с полиомиелитом. Эта борьба почти уничтожила страшную болезнь во всем мире. В то же время она принесла очень высокую прибыль различным фармацевтическим компаниям, представители которых входят в правление Фонда Гейтсов, и вызвала резкий рост цен на их акции. Это, в свою очередь, принесло пользу и Фонду Гейтса, который владеет пакетами акций фармацевтических компаний «GlaxoSmithKline», «Novartis», «Roche», «Sanofi», «Gilead», «Pfizer» и др.

Фонд Гейтса утверждает, что служит здоровью людей во всём мире. Он не видит противоречия в том, чтобы владеть пакетами акций нефтяных компаний или таких компаний, как «Coca-Cola», «Pepsi-Cola», «Nestlé» или алкогольных компаний «Anheuser-Busch» и «Pernod». ВОЗ отрицает, что у неё связаны руки из-за финансовой зависимости от Фонда Гейтса, когда речь идёт о принятии мер против вредной деятельности нефтяной промышленности или промышленности по производству сладких напитков и алкоголя.

Почти четыре года назад в ВОЗ произошли решительные структурные изменения в пользу частного сектора. До этого времени только некоммерческим организациям разрешалось участвовать в рабочих и целевых группах ВОЗ, где принимаются наиболее важные решения организации. В соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ВОЗ, принятым в мае 2016 г., коммерческим компаниям теперь также разрешается оказывать непосредственное влияние на стратегические решения в этих органах.

Птичий и свиной грипп

Вероятно, наиболее важной задачей ВОЗ является вмешательство в пандемии и координация глобальных усилий по их сдерживанию. Наиболее часто встречаются пандемии гриппа. К ним относится птичий грипп 2005 года и свиной грипп 2009/2010 годов.

Во время эпидемии птичьего гриппа директор ВОЗ немец Клаус Штер срочно предупредил о мировой волне инфекции «до семи миллионов смертей». В ответ правительства закупили лекарства от гриппа «Тамифлу» и «Релэнэпп» для миллионов людей.

В 1996 году швейцарский фармацевтический гигант «Roche» приобрел у американской биотехнологической компании «Gilead» лицензию на производство Тамифлю. Её бывшим председателем и основным акционером был бывший министр обороны США Дональд Рамсфельд. Компания «Roche» заработала более миллиарда швейцарских франков от продажи Тамифлю.

Птичий грипп не унёс заявленных 7 миллионов жизней, но в общей сложности 152 жизни по всему миру. Клаус Стоер, сыгравший решающую роль в стратегии ВОЗ, покинул ВОЗ после того, как пандемия утихла, и занял должность директора швейцарской фармацевтической компании «Novartis».

Во время эпидемии свиного гриппа в 2009 году ВОЗ вновь объявила о чрезвычайном положении. В то время Мари-Поль Кини из Франции возглавляла департамент вакцин ВОЗ. До 1988 года она работала в биотехнологической компании «Transgene SA», которая имеет стратегические партнерские отношения по производству вакцин с фармацевтической компанией «Roche», а до прихода в ВОЗ принимала активное участие в Европейской инициативе по вакцинам, спонсируемой многими фармацевтическими компаниями. 

Предупреждения ВОЗ о последствиях свиного гриппа снова были настолько резкими, что многие правительства создали чрезвычайные запасы. Только Германия заказала лекарств от гриппа и вакцин на сумму 450 млн. евро в то время.

Однако, поскольку фактическая волна заражения была относительно лёгкой и всего 258 смертей на 226 000 больных в Германии, что меньше, чем обычная эпидемия сезонного гриппа, из-за отсутствия спроса пришлось уничтожить государственные запасы, оплаченные за счёт налоговых средств.

ВОЗ и Всемирный банк

В 2017 году Всемирный банк вместе с перестраховщиками – т.е. компаниями, которые страхуют страховые компании, – создал чрезвычайный фонд для борьбы с эпидемическими заболеваниями, который, по словам его тогдашнего президента, «спас бы миллионы людей».

В основе этого фонда лежат так называемые пандемические облигации, которые приобретаются крупными инвесторами, пенсионными фондами, управляющими активами и фондами и зарабатывают на них гарантированные государством проценты до 11 процентов.  В случае вспышки пандемии инвесторы рискуют потерять либо часть своих денег, либо все деньги, которые они заплатили за облигации.

Официальная цель пандемических облигаций – помочь странам, нуждающимся в сборе средств в случае вспышки пандемии. Однако выплата денег производится в соответствии с критериями, установленными ВОЗ и оговоренными в контракте на несколько сотен страниц по каждому залогу.

Когда вирус Эбола бушевал в Конго в 2018 году, убив более двух тысяч человек, это была вторая самая серьезная вспышка заболевания за всю историю. Тем не менее, была выплачена лишь небольшая часть денег (61 миллион долларов США), так как мелкий шрифт облигаций содержал следующий пункт Заболевание должно пересечь границу в две соседние страны и в течение определенного периода времени удержать, по крайней мере, 20 жертв. Однако в Уганде, соседней с Конго стране, в то время было выявлено только 3 случая смерти – данные ВОЗ.

Кроме того, 61 млн. долл. США были выплачены лишь через три месяца после начала пандемии, поэтому они уже не могли помочь предотвратить распространение болезни на ранней стадии.

Исследование, опубликованное после пандемии Эбола, об эффективности пандемических облигаций, представило доказательства того, что на сегодняшний день на выплату процентов финансовым инвесторам было потрачено больше средств, чем в странах, пострадавших от вируса Эбола.

Хедж-фонды, ВОЗ и коронный вирус

Хедж-фонды – это финансовые компании, которым разрешено действовать, как банкам, но на них не распространяются ограничения. После их одобрения в рамках дерегулирования всё больше банков создают собственные хедж-фонды и таким образом осуществляют именно те сделки, которые ранее были им запрещены.

В результате, хедж-фонды становятся всё более мощными и в настоящее время доминируют на мировой финансовой арене. Благодаря их постоянной охоте за быстрой прибылью и огромным возможностям получения прибыли в области фармацевтики, самой прибыльной отрасли промышленности во всем мире, они также владеют акциями многочисленных фармацевтических компаний и через них могут влиять на ВОЗ.

После мирового финансового кризиса 2007/08 года центральные банки поддерживали мировую финансовую систему в течение 11 лет, вливая всё больше денег и снижая процентные ставки. Однако с 2019 года эта стратегия больше не работает. Как показывают серьёзные искажения на финансовых рынках за последние четыре недели, в настоящее время система окончательно рушится.

В ходе этого краха хедж-фонды понесли огромные убытки и в настоящее время пытаются компенсировать их двумя способами: во-первых, они делают ставку на падение цен, а во-вторых, в силу своей рыночной мощи, они требуют – и получают – всё большей помощи (т.е. денежные вливания) от правительств и центральных банков.

Ни одна из этих мер не способствует восстановлению системы, а, скорее, усугубляет её разрушение и, прежде всего, её последствия для работающего населения, которому угрожают массовая безработица и массовая нищета в невиданных ранее масштабах. Таким образом, паразитическое поведение хедж-фондов способно настроить массы против них и их пособников в политике и средствах массовой информации.

Можно ли в этих условиях предположить, что кто-то использует собственную власть, чтобы создать массовую истерию беспрецедентного масштаба, прикрываясь в собственных интересах такой организацией, как ВОЗ, которая в глазах общественности привержена делу охраны здоровья людей во всем мире. Всё это на самом деле проводится, чтобы отвлечь внимание от разграбления рушащейся системы и подготовиться к подавлению натиска масс с помощью чрезвычайных распоряжений полиции и военных?

+++

Благодарим автора за предоставление права публикации статьи.

+++

Фото:  / Shutterstock

Veröffentlicht am Schreib einen Kommentar

Коронный кризис – «Мы на войне»

Übersetzung von Elena Fischer, Übersetzungsbüro trans-red vom Originalartikel bei KenFM

Война в ответ на террор – это прошлое. Война в ответ на коронавирус – настоящее

Комментарий Бернарда Лойена

16 марта президент Эммануэль Макрон обратился к гражданам Франции. После вступительных слов о состоянии нации во времена коронавируса, он сформулировал следующие предложения, цитирую: «Мы на войне, войне за здоровье, однозначно. Мы не сражаемся ни с армией, ни с другим народом, но враг рядом, невидимый, юркий и подвижный. И это требует нашей общей мобилизации. Мы на войне. Теперь все правительственные и парламентские действия должны быть направлены на борьбу с эпидемией днём и ночью. Ничто не должно отвлекать нас от этого» (1). В конце своей речи он семь раз использовал слово «война».

Демократический кандидат в президенты Джо Байден видит необходимость развёртывания армии для поддержки той же войны на американской земле (2). Мировой корреспондент из Спрингера также подтвердил 16.03. с очень серьёзным лицом драматические данные из США, цитирую: «С чего начать, может быть, с цифр. Сейчас у нас более 3000 инфицированных, 61 умерших» (2). По состоянию на 19.03., шокирующих 9500 инфицированных и 102 погибших. При нынешнем населении в 327,2 миллиона человек это естественно шокирующие цифры. Нет, я не хочу показаться циничным. Но становится всё труднее поддерживать требуемое отношение к такому мнению.

Дональд Трамп написал в твиттере 17 марта: «Мир воюет со скрытым врагом. МЫ победим!» (3). Вчера вечером канцлер Меркель обращалась к нам, гражданам. Она говорила о войне, не напрямую. Она говорила о величайшем вызове для страны после Второй мировой войны и о многом, что связано с верой и убеждениями, цитирую:

«Я твердо верю, что мы добьемся успеха в решении этой задачи, если действительно все граждане будут считать это своим долгом. Так что позвольте мне сказать вам: это серьёзно, отнеситесь к этому серьёзно» (4). Маленькая проблема – мы – граждане, не можем решать индивидуально, но нам приказано предпринимать коллективные действия. Это слово «мы», услышанное из уст политиков, многим стоит поперёк горла. Она продолжила 12-минутную речь. Цитата: «(…) и мы являемся сообществом, в котором каждая жизнь и каждый человек имеет значение». Неужели?

Согласно Википедии, война – это (4), цитата: «Война – это организованный конфликт, осуществляемый с помощью оружия и насилия, с использованием значительных ресурсов, в который вовлечены плановые коллективы. Цель участвующих коллективов – отстаивать свои интересы. Конфликт должен быть решён путём борьбы и достижения превосходства».

Все четыре упомянутые политика хорошо знакомы с реальной войной, виной за страдания и смерть миллионов людей. По данным скрининга Джона Хопкина (на 19.03. 09:00), война с коронавирусом означает для Франции, США и Германии в общей сложности 278 погибших, с общей численностью населения 476 миллионов человек. Как должны понимать это граждане соответствующих стран, когда они им говорят о положении войны и черезвычайной ситуаций?

В настоящее время рядовому гражданину трудно понять, по каким параметрам ему следует ориентироваться. Во вчерашнем выпуске «Tagesschau», например, ведущий говорил вполне естественно о двух цифрах. Институт Роберта Коха утром заявил о почти 8200 инфицированных, в то время как в Университете Джона Хопкинса говорили о примерно 10 000. О чём вчера не говорили, так это о количестве смертей. Вечером 18-го числа в 20:00 эта цифра составляла 28 человек. Видимо, это количество звучало бы не слишком драматично, поэтому они просто опустили его.

Как ни странно, Италия и Испания находятся во главе списка в Европе по количеству умерших предположительно исключительно от коронавируса. 2978 в Италии по сравнению с 638 в Испании. Почему предположительно? В течение последних дней проделалось много работы со статистикой, потому что она даёт гораздо лучший эффект, чем признание того, что наука, медицина и политика всё ещё не знают, с чем имеют дело. Значит, предполагаемая война ведётся с цифрами.

Клаусу Клеберу 14 марта (5) в журнале «Heute» было разрешено работать со следующими важными значениями. По заявлениям экспертов, две третьих немцем заразятся вирусом и заболеют. У 80% из них болезнь будет протекать в очень лёгкой и мягкой клинической форме. 20% будут нуждаться бы в медицинской помощи, а 6% – в интенсивной терапии. Все данные основаны на предположениях. Это также соответствует высказыванию канцлера на пресс-конференции 11 марта (6). В США также были сделаны исключительно оценочные гипотезы, что численность смертей дойдёт до 1,7 миллиона.

Какому эксперту можно доверять? Есть ли какие-нибудь с другими взглядами? Их много, но каких предпочитают цитировать. Газета «Berliner Zeitung» знает, цитирую: «Невозможно обойти вирусолога Христиана Дростена из Берлинского Шарите. Он популярен среди политиков, СМИ, читателей и слушателей. Кто этот человек?» (7) Он человек средств массовой информации и политики. Другие голоса, скорее всего, будут услышаны скрытно или не будут услышаны вообще. По крайней мере, в общественных СМИ. Например, эксперты доктор Вольфганг Водарг, терапевт, пульмонолог и специалист по медицине окружающей среды (ссылка на видеозапись) или Карин Мёллинг, профессор и директор Института медицинской вирусологии при Цюрихском университете (ссылка на интервью). На их интервью и высказывания на форумах и в рецензиях сразу появляется интенсивная волна возмущений (8). Шарлатанство, халатное манипулирование мнением, безответственность в изложении своего мнения. Отличные мнения становятся всё более нежелательными.

Поэтому министр внутренних дел Нижней Саксонии Борис Писториус был вынужден принять меры, цитирую: «Так называемые фейк-ньюс могут вызвать панику и конфликт и должны быть осуждены самым решительным образом. Поэтому необходимо ввести штрафы или даже угрозы наказания. Необходимо запретить публично распространять ложные утверждения о ситуации с поставками, причинах, способах инфицирования и методах лечения» (9).

Проблема только в том, кто определяет, что можно сказать и во что нужно верить? 13 марта можно было прочитать, цитирую: «По словам эксперта, у нас в Германии на данный момент ещё нет такой высокой плотности заражения, что везде, за каждым углом приходится подозревать очередного заражённого человека. Он особенно рекомендует оставаться на улице: капли вируса лишь ненадолго остаются в воздухе, а затем осядают на землю. «Это не так, что Вы при прогулке, встречая людей на улице, можете заразиться». Эти рекоммендации прозвучали от человека года Кристиана Дростена (10). Заслуживает ли он всё ещё доверия, или, вернее, что сделало известного эксперта с многолетним профессиональным опытом умнее шесть дней спустя, ведь сегодня его цитирую так: «Наступает на самом деле трудное время», и его высказывание относительно исследования из Англии: «Перспективы действительно удручающие». (Информационный бюллетень «Tagesspiegel», от 19.03.)

По мнению политика Писториуса, необходимо запретить публичное распространение ложных предположений. Всестороннему Харальду Лешу было разрешено без комментариев донести своё мнение до аудитории в специальном выпуске «ZDF-Spezial» от 17.03. Цитата: «Такие эпидемии будут происходить всё чаще, возможно, под влиянием изменения климата…» (11). Что это? Фейк-ньюс, знания, основанные на чувствах, глупость или ведущий эксперт из «ZDF»? Господин Писториус, пожалуйста, просветите нас.

Вернёмся к Италии. Если мы слышим о текущей ситуации в Европе, в том числе и в Германии, то всегда идёт упоминание о ситуации в Италии, начиная с региона Ломбардия на севере Италии, состоящего из 12 провинций и столицей Милан. Существует список из 16 регионов Италии и общее число умерших по состоянию на 17 марта (12). Если посмотреть на это, то можно заметить, что в 14 регионах вместе взятых погибло 232 человека. А в одном только регионе Эмилия-Романья 346 умерших, расположенная в двух часах езды от этого региона Ломбардия насчитывает уже поразительных 1451 человека. Это связано с количеством жителей? В 14 регионах проживает около 30 миллионов человек, в двух других – 14 миллионов. Даёт нам эта информация что-то? Нет, потому что статистика, как и в других пострадавших странах, просто не соответствует их соразмерности.

Надёжных данных относительно реалистичной оценки положительных результатов по Ковиду-19 нет. Если вычесть количество смертей из слишком низких показателей всех инфицированных, то в результате получатся полностью искаженные представления, что подтверждает приведённая здесь итальянская статья (13).

Другая проблема, которая также возникает на немецком уровне, описана 12-го марта в «Tagesspiegel». Цитата: «Анализ первых 104 коронавирусных смертей в Италии показал, что более двух третей обследованных умерших страдали, по крайней мере, от двух более или менее опасных для жизни заболеваний. Некоторые из них не прожили бы долго даже без заражения вирусом – или, вероятно, пережили бы вирусную инфекцию, если бы они не были серьёзно больны и их иммунная система не была бы ослаблена. Германия учитывает такие смертельные случаи по-другому. В итальянской статистике учитываются и эти смертельные случии. В других странах такие пациенты вообще не были бы протестированы на коронный вирус» (14).

Этот статистический хаос показывает только одно – неспособность политики и медицинской науки. Что хорошего в теоретических стратегиях после опыта с пандемией атипичной пневмонии 2012 года, если эти стратегии не были реализованы, а так необходимый медицинский сектор одновременно умышленно искоренялся и подвергался разрушению в течение многих лет, и необходимые денежные средства также умышленно не были накоплены, увеличины и подготовлены на случай подобного сценария?

Эта политическая катастрофа сейчас очень дорого обходится гражданам.

Кто выигрывает от этого кризиса, кто имеет право требовать принятия мер посредством граждан?

Институт Роберта Коха выступил в коронной дискуссии в приятно умеренной манере. Между тем и его заявления уже носят утопический характер. Президент Института предупредил о сценарии с десятью миллионами коронавирусных инфицированных в Германии. И это может произойти уже через несколько месяцев, если мы не будем придерживаться мер, предписанных немецким правительством, сказал Лотар Вилер. (15)

Как всё же можно завоевать доверие граждан? Довольно просто: если граждане самостоятельно не отказываются от мобильности, т.е. если не известно, дома они или нет, то нужно…правильно, нужно определить их местоположение. Вот почему Институт Роберта Коха и Телеком решили сотрудничать. В начале недели удивлённые граждане узнали об этом, и это звучит так, цитирую: «Если люди будут продолжать так свободно передвигаться, то вирус сдержать будет трудно», сказал Лотар Вилер, глава Института. Отныне институт хочет совершенно по-новому следить за тем, следуют ли немцы установленным предписаниям. Для контроля за мобильностью граждан институт будет использовать данные мобильных телефонов. Исследователи могут использовать информацию, полученную от 46 миллионов абонентов мобильных телефонов, для картирования закономерностей движения, чтобы рассчитать прогнозы о распространении Covid-19, заявила пресс-секретарь компании Телеком. Информация может быть разбита по федеральным штатам и уровням округов» (16).

Только, пожалуйста, не паникуйте вдобавок к вирусной паники ещё и по поводу раскрытия личных данных, потому что, конечно же, данные анонимизированы и не позволяют сделать какие-либо выводы об отдельных пользователях. Хотите – верьте.

Поезд ушёл, теперь осталось только подчинить себе остатки индивидуальности граждан. Реализовать это – дело каждого. В связи с постоянно растущими постановлениями о комендантском часе, один запрет пока что удался легко – проведение протестов и демонстраций. Да, о чём мы здесь мечтаем? Удивительно, как много людей в этой стране с удовольствием приспосабливаются, отождествляют себя с этими запретами и удобно устраиваются дома. В Instagram и по WhatsApp в начале весны безумие #Balkonbilder (фотосбалкона). Работа на удалёнке всегда была профессией-мечтой. Все обмениваются плейлистами с рекомендациями медиа-библиотеки. Зачем нужны закрытые книжные магазины, библиотеки, блошиные рынки, когда есть электронные книги?

Но подождите, а как же те, кто не может позволить себе такое многофункциональное устройство? Трогательно, что сейчас в центре внимания стоят в особенности наши пожилые сограждане, тогда как в последние десятилетия акулам недвижимости и соответствующей клиентуре на них в основном было наплевать.

Вчера радио «NDR» сообщило, цитирую: «Ограничения, связанные с коронавирусом, распространяются и на бездомных. Таким образом, многие места проживания в Гамбурге ограничили или даже прекратили свои услуги» (17). Правильно, в противном случае поступит критика со стороны обеспокоенных граждан, экспертов и Института Роберта Коха. Осторожный вопрос: что же делать бездомному во время комендантского часа? Никаких проблем, он просто скрывается, потому что – цитирую – «Мы – сообщество, в котором каждая жизнь и каждый человек имеет значение». В достаточно большом количестве магазинов для защиты сотрудников принимаются только карточные платежи. А у кого нет банковских карт?

Есть ли те, кто наживается на этом безумии? Да, например, Амазон. Цитирую: «Поскольку тысячи людей в Северной Каролине готовятся стать безработными, так как компании и рестораны закрываются из-за вспышки коронавируса, Амазон планирует нанять в штате тысячи рабочих. Объём продаж на Амазоне настолько велик, что компания предупредила о более длительных сроках доставки, а некоторые популярные товары распроданы» (18). Невозможно себе представить.

Пугающий элитаризм в требованиях многих сограждан относительно выполнения требований нашей высшей власти кажется просто сюрреалистичным и, честно говоря, вызывает у меня огромное беспокойство. Им совершенно не хочется тратить время на размышления о катастрофических социальных и финансовых последствиях этих мер.

В «Tagesschau» от 16.03 можно было послушать следующий текст ведущего: «Тем временем партии рассматривают поправки к Основному закону, чтобы законы могли быть приняты и в том случае, если работа парламента будет приостановлена». Под конец своего выступления 18 марта канцлер высказала угрозу: «Как правительство мы всегда будем проверять, что можно исправить, но и то, что, возможно, ещё необходимо исправить». Да, между тем здраво мыслящий гражданин скорее воспринимает это как угрозу.

Несмотря на сюрреалистичность общей ситуации, я закончу чем-нибудь забавным. В связи с событиями коронного кризиса, берлинский сенат решил построить на выставочной площадке собственный госпиталь Covid 19, рассчитанный на 1000 пациентов, чтобы подготовиться к возможному «дефициту». Отлично, не правда ли? Мэр Мюллер со вчерашнего дня находится на карантине Короны, без шуток. Сейчас он сидит дома, работает на удалёнке и посвящает себя личному плейлисту медиа-библиотеки.

Как говорится – все сюрреалистично.

Quellen:

  1. https://www.lemonde.fr/politique/article/2020/03/16/nous-sommes-en-guerre-retrouvez-le-discours-de-macron-pour-lutter-contre-le-coronavirus_6033314_823448.html
  2. https://www.welt.de/politik/ausland/video206578533/Coronavirus-in-den-USA-US-Behoerden-befuerchten-bis-zu-1-7-Millionen-Tote.html?wtrid=socialmedia.socialflow….socialflow_twitter
  3. https://twitter.com/realDonaldTrump/status/1239997820242923521
  4. https://www.youtube.com/watch?v=AEKJaWTFx5o
  5. https://de.wikipedia.org/wiki/Krieg
  6. https://twitter.com/heutejournal/status/1238953689760641027
  7. https://www.youtube.com/watch?v=7HXrhgrCj24
  8. https://www.berliner-zeitung.de/mensch-metropole/virologe-christian-drosten-eine-instanz-in-coronavirus-zeiten-li.78744
  9. https://www.watson.ch/schweiz/digital/885559885-warum-das-video-von-wolfgang-wodarg-zum-coronavirus-bloedsinn-ist
  10. https://www.deutschlandfunk.de/covid-19-pistorius-fordert-strafen-bei-fake-news-zum.1939.de.html?drn:news_id=1111406
  11. https://www.focus.de/finanzen/boerse/wirtschaftsticker/virus-virologe-drosten-ins-freie-gehen-flaschenbier-trinken_id_11769085.html
  12. https://www.youtube.com/watch?v=b4cHuSNc1v0
  13. https://www.epicentro.iss.it/coronavirus/bollettino/Report-COVID-2019_17_marzo.pdf
  14. https://www.liberoquotidiano.it/news/italia/21201023/coronavirus_lombardi_tasso_mortalita_8_2_reale_numero_contagi_sbagliato_100mila.html
  15. https://www.tagesspiegel.de/wissen/drohen-in-deutschland-italienische-verhaeltnisse-coronavirus-laesst-in-italien-aerzte-verzweifeln-entscheidungen-wie-in-kriegszeiten/25632790.html
  16. https://www.tagesschau.de/inland/corona-rki-101.html
  17. https://www.sueddeutsche.de/digital/coronavirus-telekom-smartphone-tracking-datenschutz-1.4850094
  18. https://www.ndr.de/nachrichten/hamburg/Obdachloseneinrichtungen-wegen-Corona-eingeschraenkt,obdachlose410.html
Veröffentlicht am Schreib einen Kommentar

Die ruhigen Zeiten der Corona-Krise

23.03.2020 – häusliche Quarantäne

Das Leben ändert sich stets. Nichts bleibt, wie es mal war. Davon bin ich immer überzeugt gewesen und bin es immer noch. Doch habe ich ich nie gedacht, dass das Leben sich so rasant ändern kann…innerhalb einer Woche, eines Tages, gar einer Stunde.

Ich bin eine berufstätige Mama von zwei Kindern, die plötzlich von heute auf morgen für fünf Wochen zuhause bleiben müssen. Wir als Familie – genau wie Tausende andere Familien – standen vor einer neuen Herausforderung. Was tun? Wohin damit? Wer hilft? Oma, Opa? – Nein, geht nicht, nicht diesmal. Freunde, Nachbarn? – Nein, sie stehen genauso überrascht da. Hoffen, dass der Arbeitgeber und Kunden uns verstehen und uns trotzdem am Ende des Monats Gehalt überweisen? Bei manchen geht das, bei anderen nicht.

Die Welt, unsere Welt änderte sich schlagartig. Wir sind jeden Tag zusammen, auf einem relativ engen Platz, mit all unseren Wünschen und Vorstellungen von Freiheit und Unabhängigkeit. Manche können es sich nicht leisten, sich zurückzuziehen und Zeit für sich zu haben, wie wir es so gewohnt waren.

Immer mehr lese, höre und übersetze ich Informationen über die negativen Prognosen, die Panik, die Empörung, die Angst der Menschen. Das Internet wimmelt von Corona-Schlagzeilen. Im Nu hat uns das Visrus im Griff.

Noch Anfang März genoss ich meine Freiheit in Paris, Stadt der Liebe. Jetzt sitze ich daheim, organisiere die Schulunterricht für meine zwei Kinder, übersetze, arbeite von Zuhause. Dabei möchte ich gar nicht so viel auf die Arbeit und das Sozialleben verzichten. So weiche ich auf Skype, WhatsApp, Instagram, Facebook usw. aus und nutze alle möglichen digitalen Kommunikationswege.

Ich bin zum größten Teil ein positiv denkender Mensch. In jeder Lebenssituation sehe ich eine Chance und eine neue Herausforderung, sich zu entwickeln. Vielleicht ist das die beste Zeit, unsere Digitalisierung auf ein besseres, höhres Niveau zu bringen? Gewiss sind wir nach dieser Krise digital affiner und fitter, selbst die älteren Generationen. Sie wollen schließlich ihre Enkeln sehen und mit ihnen in realer Zeit reden.

Ich bin der Meinung, unsere Welt ist zu schnell und hektisch geworden. Es musste etwas geschehen. Gerade jetzt in der Osterzeit. Die letzten Jahre hatte ich oft das Gefühl, ich schaffe es nicht, die nötigen Ruhe und Gleichgewicht in dieser Zeit zu finden. Ich musste so viel erledigen: Hausputz, Kundentermine, Schul- und Kindergartentermine, Arzttermine und noch Deko, Geschenke planen und kaufen usw. Dann saß ich am Tag vor Ostern und dachte: “Und jetzt? Jetzt ist gleich Ostern und du bist abgehetzt und eigentlich richtig fertig!”

Dieses Jahr ist alles anders. Ruhe, Stille, Demut, tiefe, zusammenbringende Gespräche mit Familienangehörigen und auch Zeit für sich. Ja, auch wenn alle daheim hocken, kann ich mir Zeit für mich nehmen, raus in den Wald spazieren gehen, mit Gott reden. Ich genieße diese Zeit und sauge voll die Magie der Stille, die diese Krise uns schenkt. Mir ist ganz klar, dass alles vorbei geht. Auch diese Zeiten werden vorbei sein. Das Leben kann nie auf einer Stelle stehen. Es ist schlicht weg unmöglich.

So schlage ich allen und jedem vor: Nutz die Zeit! Nimm das Geschenk des Lebens dankbar an.

Ich weiß, jemand wird empört reagieren und nur das Schlimme sehen. Das ist menschlich. Aber alle Dinge haben minimum zwei Seiten, viele auch mehr Seiten:)
Wir haben alles, was wir benötigen. Diese Lektion durch dan Coronavirus gibt uns das, was uns fehlt – den Weg zurück zum Ursprung!

Alle wichtigen Informationen findest Du hier: Robert-Koch-Institut

Ansprache der Bundeskanzlerin Angela Merkel

Angela Merkel zur Corona-Maßnahmen am 22.03.2020